свидетели эпохи

Портрет поздней империи. Андрей Битов [антология]

Это и годы оттепели — время надежд и яркое вхождение в литературу, и годы «застоя», когда главный роман «Пушкинский дом» можно было прочесть только в самиздате.

Пианист [litres]

Книга выдающегося польского пианиста и композитора Владислава Шпильмана рассказывает о тяжёлых испытаниях, выпавших на его долю в годы Второй мировой войны в Варшавском гетт

Сахарное свечение [Авторский сборник]

В седьмую книгу вошли рассказы и повести, созданные Диной Рубиной в 2006–2010 годах.

Жернова. 1918–1953. Обреченность

«Александр Возницын отложил в сторону кисть и устало разогнул спину.

Настоящий том открывает Собрание сочинений яркого писателя, литературоведа, критика, киноведа и киносценариста В. Б. Шкловского (1893–1984).

«Мое утраченное счастье…» [Воспоминания, дневники]

Владимир Александрович Костицын (1883–1963) — человек уникальной биографии.

Первый день – последний день творенья [сборник]

Документальная повесть «Первый день – последний день творенья» – одно из последних произведений Анатолия Игнатьевича Приставкина, в котором автор вновь и вновь возвращается

Портрет с пулей в челюсти и другие истории [Авторский сборник]

Ханна Кралль – знаменитая польская писательница, мастер репортажа, которую Евгений Евтушенко назвал “великой женщиной-скульптором, вылепившей из дыма газовых камер живых люд

Страницы

X